оценка крупных предприятий

Публикации на сайте / Статья из журнала “Нефтегазовая вертикаль” №6 (163) (“Сервиснефтегаз”), апрель 2007:“Об оценочной деятельности в РФ. Новый закон: за и против - мнение экспертов”. На вопросы обозревателя журнала отвечают Валерий Бочаров, Михаил Пылов, Виталий Зимин, Дмитр



Статья из журнала “Нефтегазовая вертикаль” №6 (163) (“Сервиснефтегаз”), апрель 2007:“Об оценочной деятельности в РФ. Новый закон: за и против - мнение экспертов”. На вопросы обозревателя журнала отвечают Валерий Бочаров, Михаил Пылов, Виталий Зимин, Дмитрий Кувалдин, Евгений Палочкин, Виталий Тришин

 

Публикации: "Об оценочной деятельности в РФ"

Новый закон: за и против - мнение экспертов
 

На вопросы обозревателя журнала отвечают Валерий Бочаров, Михаил Пылов, Виталий Зимин, Дмитрий Кувалдин, Евгений Палочкин, Виталий Тришин.
Журнал “Нефтегазовая вертикаль” №6 (163) (“Сервиснефтегаз”), апрель 2007.

Здесь можно прочитать журнальную версию в формате *.pdf (страницы 3,4,6 файла Otsenka1.pdf)

С точки зрения развития сервисного рынка оценочная деятельность является малозаметным, но при этом крайне важным фактором, который способен влиять как на динамику, так и на объемы происходящих в отрасли корпоративных процессов. При этом непредвзятость и независимость оценки остаются пока нерешенной проблемой.
Одной из попыток подойти к этому вопросу с позиции саморегулирования рынка стал новый закон "Об оценочной деятельности в РФ", который должен вступить в силу с 1 июля 2007 года. Закон вводит институт саморегулирования оценочной деятельности и переносит центр ответственности за результат оценки с компаний на физических лиц, делая их, таким образом, основными субъектами оценочной деятельности.
Готов ли российский рынок оценки к таким преобразованиям? Как отразятся новые условия работы оценщиков на потребителях оценочных услуг? В частности, как изменятся стоимость, качество выполняемых работ, взаимоотношения между заказчиком и исполнителем?
За ответами на эти вопросы редакция "Сервиснефтегаза" обратилась к экспертам.

ВАЛЕРИЙ БОЧАРОВ
Генеральный директор Национальной Лиги субъектов оценочной деятельности

На наш взгляд, к настоящему времени ни государство, ни оценочное сообщество не готовы к полноценному переходу на саморегулирование этого вида деятельности, особенно в данной редакции закона. Принятие нового закона в таком виде - это, по сути, разрушение российского рынка оценки. Признание только физического лица в качестве субъекта оценочной деятельности приведет к сокращению примерно на 30% числа российских оценщиков, значительная часть которых уйдет в крупные западные или российские компании. Частная практика оценщиков, продекларированная в законе, не регулируется нормативными документами, поэтому оценщикам-физическим лицам остается единственная возможность самостоятельной работы в качестве индивидуального предпринимателя, либо по найму в компании. В то же время деятельность юридических лиц законом практически не регулируется. Кроме этого, есть ряд проблем, возникающих из-за несовершенства данного закона.
Во-первых, членство сотрудников одной компании в различных саморегулируемых организациях оценщиков (СРО) неизбежно приведет к конфликту интересов, так как оценщики вынуждены будут применять в своей деятельности стандарты своих СРО, которые могут вступать в противоречие между собой.
Во-вторых, положения закона практически не регулируют деятельность чиновников в отношении СРО и не устанавливают их ответственность, в частности, финансовую за решения, которые нанесли ущерб участникам рынка. На оценщиков и СРО возлагаются обязательства и финансовая ответственность, которой не было у государственных регуляторов. Это закономерно приведет к асимметрии прав и ответственности между государственными регуляторами и СРО, сращиванию государственных чиновников с руководством СРО, перераспределению рынка оценки.
Возникнут тенденции по захвату отраслевого или регионального рынка оценки с применением административных методов. По моему мнению, следует запретить участие государственных чиновников в создании и деятельности СРО, конкретизировать ответственность чиновников, в том числе финансовую, за действия, наносящие ущерб участникам рынка.
В-третьих, в интересах эффективной работы СРО государство должно создавать условия для их развития и добросовестной конкуренции между ними, исключить попытки монополизации рынка оценочных услуг, но эти позиции практически не отражены в законе.
Наконец, спешка в принятии закона привела к тому, что оценочное сообщество находится в состоянии неопределенности из-за неподготовленности государства к реализации данного закона: отсутствует государственный регистратор СРО, не ясны требования к управляющим компаниям и депозитариям.
В свою очередь, заказчики оценочных услуг находятся в заблуждении, предполагая, что закон уже полностью вступил в силу и требуют от оценщиков исполнения его положений, которые в принципе не могут быть выполнены в отсутствии государственного регулятора и нормативных документов по государственной регистрации СРО. Но в целом реализация закона, направленного на повышение ответственности оценщиков и СРО, постепенно может создать механизмы повышения качества и независимости оценки: если вмешательство государства в деятельность СРО будет четко регламентировано, а сами СРО смогут выработать единые национальные стандарты оценки и кодексы профессионального поведения. При этом, безусловно, оценочным компаниям (юридическим лицам) необходимо вернуть статус субъектов оценочной деятельности, т.к. современная оценка является результатом тесного взаимодействия многих высокопрофессиональных специалистов, объединенных в единый технологический процесс.
В целях получения более точной и справедливой оценки стоимости объектов, особенно для целей совершения сделок и публичных оценок, затрагивающих интересы государства и общества, целесообразно проводить две независимые оценки объекта, а также осуществлять независимую экспертизу отчетов об оценке.
Учитывая высокие требования к финансовой ответственности оценщиков, стоимость их услуг будет неизбежно расти.

МИХАИЛ ПЫЛОВ
Генеральный директор оценочной компании "Баланс"

Данный закон направлен, прежде всего, на повышение ответственности оценщика за результаты своей работы. С этой точки зрения я полностью поддерживаю введение института саморегулирования оценочной деятельности. Кроме того, создание СРО отвечает одному из важнейших принципов оценки - принципу независимости. Это уводит рынок оценки от опеки государства и соответствует общемировым тенденциям. Однако изменение субъекта оценочной деятельности, перекладывание всей имущественной ответственности на физическое лицо создают ряд препятствий для развития российских оценочных компаний и российской оценки в целом. Очевидно, что один оценщик не в состоянии в разумные сроки оценить даже средний бизнес, а как оценивать пакеты акций холдинговых компаний? Возникнет необходимость в создании некоего коллектива оценщиков, появятся проблемы с процедурой оплаты и ответственностью каждого. Что делать с оценкой режимных предприятий, для проведения которой требуется лицензия, выдаваемая только юридическим лицам? Взять хотя бы элементарный "бытовой" вопрос: где оценщики-физические лица будут хранить документацию, размещать офисное оборудование? Это, конечно, не ключевые вопросы, но их тоже надо как-то решать.
При этом закон ставит в более выгодные условия западные компании, не заботясь о конкурентоспособности российских оценщиков. По моему мнению, российские компании, наряду с физическими лицами, также должны являться субъектами оценочной деятельности.

ВИТАЛИЙ ЗИМИН
Председатель правления НП "Коллегия профессиональных оценщиков"

Сегодня рынок оценки готов к планируемым преобразованиям. Вступление нового закона в силу приведет к очищению рынка, поскольку частично обрушит рынок "плохих" оценщиков, а, следовательно, будет в целом иметь позитивное влияние на дальнейшее развитие рынка. Монополия юридических лиц и эра "заказа" - следствие этой монополии - закончатся, а физические лица, на которых будет перенесена ответственность, "вытянут" рынок оценки в нужном направлении.
На Западе роль регулятора этого рынка уже давно выполняют СРО, и Россия, хоть и с опозданием, следует этим тенденциям. Сложность, связанная со вступлением в силу нового закона, заключается в том, что до сих пор не приняты новые нормативные правовые акты в части избрания или назначения федерального уполномоченного органа, на который будут возложены функции создания и ведения Реестра СРО. А ведь это как раз необходимый элемент для реального запуска механизма саморегулирования.
Кроме того, непринятие целой системы нормативных правовых актов, которые необходимы для включения России в рынок саморегулируемой оценочной деятельности, по сути, нарушает основополагающие конституционные принципы свободы экономической деятельности. Так, процедура лицензирования оценочной деятельности не работает с апреля 2006 года, а начало процесса саморегулирования тормозится органами исполнительной власти. Таким образом, создается некий правовой вакуум, который не позволяет выйти на рынок оценки новым игрокам и, по сути, сдерживает развитие отрасли.
Конечно, в России традиционно всегда лучше была развита экономическая сторона рынка оценки, нежели юридическая, а на Западе - наоборот. Но будем надеяться, что через какое-то время наш рынок станет более прогрессивным и с юридической точки зрения.

ДМИТРИЙ КУВАЛДИН
Вице-президент компании "Российская оценка", д.э.н., профессор

На мой взгляд, переход от современной высокотехнологичной модели оказания оценочных услуг оценочными компаниями к ремесленной практике оценщиков-одиночек со 100%-ой вероятностью привел бы к снижению качества оценки.
Но в процессе развития рыночной экономики потребность в качественной рыночной оценке будет не снижаться, а возрастать. Поэтому реально никакого перехода к частной практике не произойдет: частные оценщики будут занимать ту же долю рынка, какую сейчас имеют оценщики-предприниматели без образования юридического лица (ПБОЮЛ), т.е. менее 1%. Удел их абсолютного большинства - оценка небольших объектов типа квартир и гаражей.
Кроме того, трудно себе представить разумного собственника, который предпочел бы иметь в основе принятия серьезных управленческих решений некачественную оценку. Не говоря уже об оценке крупных активов - частный оценщик, в принципе, не сможет ее сделать. Это все равно, что попытаться застрелить слона дробиной. Куда двинется российская экономика, если, к примеру, "Газпром" или "Роснефть" будут оценивать одиночки?!

ЕВГЕНИЙ ПАЛОЧКИН
Председатель совета директоров ЗАО "Международный Бизнес Центр"

Новый закон - это "мина замедленного действия" на российском рынке оценки. Когда эта мина взорвется, и каким будет взрыв - пока никто не думает. Рынок оценочных услуг несколько лет развивался эволюционным путем, и к сегодняшнему дню достигнуты определенные успехи: несколько российских компаний получили международное признание, приобрели бренды с мировым именем. А новый закон преследует какие угодно цели, только не дальнейшее развитие оценочного бизнеса в России.
Согласно новому документу, чтобы начать свою деятельность, оценщику-физическому лицу необходимо внести в стабилизационный фонд взнос в размере $3,5 тыс., застраховать бизнес - $500, заплатить за обучение порядка $1000, а также ежегодно оплачивать членские взносы в СРО в размере $500-1000.
Наша компания оценивает бизнес "Газпрома", и чтобы продолжить деятельность в новых условиях, я, как руководитель, должен сделать дополнительные вложения в каждого оценщика. Это бремя компании, которое неизбежно ляжет на потребителей услуг. Особенно сильно "ударит" новый закон по региональным потребителям: оценка даже небольших объектов будет стоить очень дорого, а снижение цены сделает бизнес оценщика нерентабельным.

ВИТАЛИЙ ТРИШИН
Генеральный директор компании "ОКП", Председатель Экспертного совета НП "Коллегия профессиональных оценщиков"

Принятие нового Закона, несомненно, является важным шагом вперед в развитии оценочной деятельности в России. В сегодняшних условиях оценщик - подневольный человек, выполняющий оценку (включая заказную) по заданию руководства компании, где он работает и получает зарплату. Закон, ставящий во главу угла оценщика, который сам подписывает отчет и несет полную материальную ответственность за результат оценки, весьма прогрессивен, но при этом не является гарантией полного "заслона" от заказной оценки.
Для этого необходим следующий шаг, который, я надеюсь, будет в скором времени сделан - создание государственной организации (например, Третейского суда по оценке), которая будет консолидировать проверку отчетов, в том числе и для арбитражных судов, решать спорные вопросы - то есть, выполнять роль "кнута" на этом рынке.
Дело в том, что сегодня в России ни Кодекс этики, ни арбитражный суд не дают гарантии защиты рынка от заказной оценки. Не защитит от нее и создание СРО, которая будет преследовать, прежде всего, свои экономические интересы: увеличение числа членов организации, особенно из числа крупных оценочных компаний. Последних она будет "покрывать" в случае возможного появления негативной информации об их деятельности.
Следовательно, на рынке нужен надзорный орган, в котором бы работали и принимали активное участие ведущие оценщики-практики. Без надзора оценочная отрасль не сможет дальше развиваться, оставаясь конкурентоспособной.